Ваш город...
Россия
Центральный федеральный округ
Москва
Белгород
Тула
Тверь
Кострома
Калуга
Липецк
Курск
Орел
Иваново
Ярославль
Брянск
Смоленск
Тамбов
Владимир
Воронеж
Московская область
Рязань
Северо-Западный федеральный округ
Санкт-Петербург
Вологда
Псков
Мурманск
Сыктывкар
Калининград
Великий Новгород
Архангельск
Ленинградская область
Петрозаводск
Южный федеральный округ
Краснодар
Астрахань
Элиста
Майкоп
Ростов-на-Дону
Волгоград
Крым/Севастополь
Северо-Кавказский федеральный округ
Дагестан
Владикавказ
Нальчик
Черкесск
Ставрополь
Магас
Грозный
Приволжский федеральный округ
Пенза
Оренбург
Уфа
Ижевск
Чебоксары
Саранск
Йошкар-Ола
Киров
Пермь
Нижний Новгород
Самара
Саратов
Казань
Ульяновск
Уральский федеральный округ
Екатеринбург
Курган
Тюмень
Челябинск
Югра
ЯНАО
Сибирский федеральный округ
Иркутск
Томск
Омск
Горно-Алтайск
Кемерово
Кызыл
Барнаул
Красноярск
Новосибирск
Абакан
Дальневосточный федеральный округ
Улан-Удэ
Чита
Магадан
Южно-Сахалинск
Якутск
Биробиджан
Петропавловск-Камчатский
Владивосток
Благовещенск
Хабаровск
Аналитика

Ситуация в рыбодобывающей отрасли России пока похожа на лебедя, рака и щуку

Ситуация в рыбодобывающей отрасли России пока похожа на лебедя, рака и щуку
Фото https://vladivostok.sm-news.ru/
Во Владивостоке прошел IVX международный конгресс рыбаков. Темой для диалога стали пути повышения эффективности российского рыбного экспорта. Изменения в законодательстве, инвестиционная активность (или не активность), инфраструктурные аспекты, поведение всех участников рынка – диалог участников конгресса оказался «горячим». Главное, чтобы все смогли услышать друг друга, а не остаться при своих интересах.

В 14 раз во Владивостоке прошел Международный конгресс рыбаков. Эта площадка хорошо известна представителям отрасли и сопутствующим отраслям рынка. Причем не только российского, но и зарубежного.  Среди участников — представители России, Вьетнама, Германии, Ирландии, Исландии, Китая, Латвии, Никарагуа, Норвегии, Польши, Южной Кореи, США, Франции и Японии. Всех волнует один и тот же вопрос: что ждет рыбную индустрию в новом десятилетии?

В этом году рыбная отрасль начинает новый этап развития – договоры на 15 лет, чего никогда не было; инвестиционные квоты; строительство новых заводов; строительство флота; крабовые аукционы, которые стартовали 7 октября.  Что же ждет отрасль, регион и страну на новом этапе развития?

Выступающие говорили горячо, аргументировано. Казалось, вот оно – главное и верное решение. Но выходил следующий спикер со своими практическими примерами, и картинка была уже кардинально иной. Со стороны международный конгресс напоминал басни Крылова. Пока все выступали и говорили о своих чаяниях, то сразу приходили на ум фразы об отсутствии согласья в кругу товарищей и усилиях лебедя, рака и щуки.

О светлом будущем

Важнейший вопрос развития рыбохозяйственного комплекса и н Дальнем Востоке, и по всей России – это выстраивание диалога с отечественными и зарубежными партнерами, обмен опытом, судоремонт и строительство новых судов.

«Сегодня почти 80% судоремонта происходит в соседних странах. Сейчас Правительство РФ прорабатывает решение о переносе судоремонта в субъекты России и создании льготных условий.  Это должно привлечь иностранные компании на российские заводы, к созданию совместных предприятий. Такой площадкой могли бы стать дальневосточные верфи, где судоремонт и по качеству, и по стоимости сметного часа не отличался бы от зарубежного», – озвучил одно из перспективных предложений приморский губернатор Олег Кожемяко.

Уже поворот виден – под выделенные квоты уже идет строительство судов. Львиная доля приходится на Дальний Восток, где добывается бОльшая часть рыбы. И сейчас предстоят аукционы, где будут обозначены преференции для тех, кто строит суда на дальневосточных верфях.

Еще одна новая и привлекательная тема — перенос аукционов на российский берег. Сейчас многие рыбодобывающие компании имеют своих представителей, например, в том же Пусане. И нередко участвуют в тамошних рыбных аукционах. Но и на российском берегу появились «первые ласточки». Минэкономразвития, Минсельхоз, Агентство по рыболовству – все они считают, что аукционы дают возможность увидеть прозрачность цены, увеличат приток иностранных партнеров. Почему иностранный партнер должен уйти с уже устоявшейся площадки с отработанным алгоритмом – пока не ясно.

Важный вопрос — строительство холодильных мощностей. Сегодня наши порты заняты чем угодно – углем, металлом, стоимость хранения после первой пары недель доходит до 100 рублей за тонно-сутки. Какая цена может быть в магазине на ту продукцию, которая хранится по таким условиям? Владельцам рыбных портов, холодильных установок необходимо строить современные холодильные мощности. И необходимо сделать так, чтобы люди не покупали рыбу по высоким ценам.

«В Приморье реализуется программа «Доступная рыба».  Она уже дала свои положительные результаты. В ней участвует 16 рыбодобывающих компаний. Под эту программу фактически по себестоимости в магазины идет всего около 10% всей добываемой продукции идет. В сетевых магазинах наценка не превышает 15%, и рыба становится доступной для населения. Будем выходить на Правительство РФ, чтобы эти 10% были предусмотрены в соглашении, которое подпишем с рыбаками. Настроены этот опыт распространить по всему Дальнему Востоку», – подчеркнул Олег Кожемяко.

Перезагрузка рыбодобывающей отрасли

Факт состоявшейся перезагрузки отрасли подтверждают те нововведения, которые внедряются, которые интересны бизнесу (ой, ли!), которые активно обсуждаются.

«Когда начинали преобразования, то стагнация отрасли была налицо – сырьевая модель, изношенный флот, низкая налоговая отдача от ресурсов. Но динамика состоялась. Правда, еще не все готовы к изменениям, кто-то выбрал свой путь развития. Но движение вперед есть», – подчеркнул Петр Савчук, заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству.

В докладе спикера прозвучало, что первичная негативная реакция на инвестиционные квоты сменилась активным участием. «Без каких- либо затрат из бюджета государства инициировано строительство более 40 судов, 26 береговых перерабатывающих заводов – общая сумма свыше 180 млрд рублей. Сегодня сдача объектов идет полным ходом», — пояснил Петр Савчук.

И действительно, сдача этих объектов идет полным ходом. Например, во время ВЭФ, который проходил во Владивостоке с 4 по 6 сентября, на Шикотане был сдан в эксплуатацию завод, мощностью 1000 тонн в сутки.  И до конца года будет сдано порядка еще 10 заводов. Этот путь развития отрасли рассчитан на глубокую переработку и эффективность отдачи.

«Были выставлены инвестиционные квоты более ценных видов рыб. Это вызвало интерес. Идет работа по распределению квот для мало- и среднетоннажного флота, занимающегося  прибрежным рыболовством. Совместно с Минпромторгом будет запущен механизм субсидирования 30% стоимости малых транспортных судов – это поддержка спроса в тех сегментах, где квота не применима. К 2025 году в рамках инвестиционных квот, аукционного механизма и субсидирования будет обновлено почти 40% мощности добывающего флота», — пояснил заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству.

Учитывая, что Россия в рыбодобыче намеревается выйти в воды мирового океана, без прогрессивных технологий, профессиональных кадров, современного флота, правильно выработанной логистики и транспортировки здесь просто не обойтись.

Закон есть закон, но он должен быть адекватным

Законодательное регулирования в области рыболовства и аквакультуры имеет место, и все за этим наблюдают, обсуждают, приветствуют или отрицают.

Представитель Законодательного Собрания в Совете Федерации Людмила Талабаева отметила, что основополагающий для отрасли закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» в части совершенствования распределения квот добычи водных биологических ресурсов, направлен на развитие отрасли на долгосрочную перспективу. Успешность многих содержащихся в нем решений отмечает большинство работников рыбной отрасли. В первую очередь, это сохранение «исторического принципа» наделения долями квот добычи водных биоресурсов и увеличения срока их закрепления до 15 лет, что подтверждает последовательность государственной политики в сфере рыбного хозяйства.

В то же время ФАС России подготовила проект распоряжения правительства РФ, в котором предлагает отказаться от действующего механизма предоставления права на добычу (вылов) водных биологических ресурсов и внести соответствующие поправки в федеральный закон. Данное предложение антимонопольщиков рассматривалось на заседании рабочей группы по мониторинге принятия нормативно-правовых актов в области рыболовства и аквакультуры в Совете Федерации.

«Верхняя и нижняя палаты парламента однозначно высказались за неизменность законодательства в части сохранения «исторического принципа» распределения для всех видов водных биоресурсов (за исключением крабов) в течение 15 лет. Сенаторы признали предложения ФАС неприемлемыми, противоречащими поручениям главы государства, так как их принятие приведет к дестабилизации рынка, созданию условий, при которых компании, которые сейчас успешно работают, не будут уверены в своей стабильности», — подчеркнула Людмила Талабаева.

Что кроется за реформами рыбной отрасли

Само понимание реформы направлено на рост отрасли, улучшение показателей. Но как оказалось, не все готовы озвучивать положительные моменты нововведений.  И здесь в качестве лирического отступления: например, первые паровые котлы не воспринимались обществом, их изобретатели подвергались чуть ли не остракизму, машины и паровозы представлялись явлением вредным, опасным… Но время все расставило по своим местам.

Пока же никто ни ранее, ни сейчас не делал прогнозов – к чему приведет новая система распределения ресурсов.

«Инвестиционные квоты должны стимулировать строительство судов. Упор делается на суда для ловли минтая, сельди, трески, что и так хорошо осваивается. А вот господдержка строительства судов для промысла перспективных объектов, в т.ч. за пределами исключительно экономической зоны России, например, дальневосточной сардины-иваси — не предусматривается. А ведь именно это может дать серьезное увеличение российского вылова. Институт инвестиционных квот позволит построить новые суда, но это не будет способствовать развитию отрасли – ни в увеличении объемов вылова, ни в видовом разнообразии улова», —  уверен президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов.

Рыбаки считают, что эта реформа нацелена на развитие крупного бизнеса. Но даже некоторые крупные предприятия не видят экономического выхлопа от этих предложений. Большинство предприятий просто потеряют 20% доходности по этим объектам промысла, а по крабам до 50%. Это означает, что снизятся налоги сократится число рабочих мест, эксплуатационные расходы предприятий на содержание флота могут возрасти, т.к. суда придется переоборудовать под другие виды промысла. В самое ближайшее время большинство средних и мелких рыбодобывающих предприятий окажутся в очень сложной экономической ситуации, либо прекратят свое существование. Целесообразно было бы принять законодательные меры обязательного строительства рыбопромышленного флота в тех районах, где флот будет осуществлять рыболовство.  Бизнес даже девиз придумал – «Где ловим – там и строим». Но этого не произошло.

Перспектива будущего — появится флот и береговая переработка, нацеленная на производство филе. Сразу встает вопрос сбыта продукции. Но рынки Европы и Америки закрыты для сбыта, а внутренний рынок страны пока не нуждается в таких объемах. И здесь надо проводить политику в рыбном секторе рынка, направленную на реализацию продукции через торговые сети и на госнужды: в школы, садики, больницы, военные части.

«Следующая задача – увеличение экспорта. Только Приморье к 2024 году ежегодно должно экспортировать продукции морского промысла на $ 2 млрд. Это невозможно сделать без развития инфраструктуры. В последние годы возрос объем экспорта в Китай, но существующие пограничные автопереходы не соответствуют ни возросшему грузопотоку, ни техническим требованиям. Предлагаем сделать специализированный терминал на переходе Краскино  — Хуньчунь  для живой, охлажденной и мороженой продукции и сделать это на условиях государственно-частного партнерства с привлечением финансовых ресурсов рыбохозяйственных предприятий», — считает Георгий Мартынов.

Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы

С 7 октября в России появилось новшество – крабовые аукционы. На первый день выставлено 6 лотов. Их начальная стоимость составляет около 18,3 млрд рублей. Победители аукциона начнут вылов крабов с 2020 года. Доля квоты, согласно договору, закрепляется за компанией на 15 лет.

Рентабельность средних и мелких предприятий, которые занимались добычей краба, оказалась под большим вопросом. Формирование лотов на аукционе просто не предусматривает небольшие объемы, например, 100 тонн. А на приобретения лота на 1000 тонн у такого предприятия нет ни сил, ни возможности, ни необходимости. Все это создает предпосылки для монополизации рыбных промыслов крупным бизнесом.

Распределение квоты предусматривает инвестиционные обязательства. Владельцы квоты должны будут построить на российских верфях 41 судно для добычи крабов: 31 — для Дальнего Востока, 10 — для Северного бассейна. Примерная стоимость одного судна — около 1 млрд рублей в зависимости от комплектации. Срок его строительства не должен превышать пяти лет со дня заключения договора.

«Но крупный бизнес, который будет сроить суда, участвовать в крабовых аукционах, тоже ждет непростая эконмическая ситуация. В связи с огромными затратами они не будут иметь прибыль, а, следовательно, и платить налог на прибыль. В прибрежных регионах резко снизятся налоговые поступления. Будут утеряны позиции в открытых и конвекционных районах океана», – уверен Георгий Мартынов.

Инициаторы «крабовых» нововведений убеждены, что эти аукционы должны принести государству около 125 млрд. рублей. Но для бюджета страны, который превышает 15 трлн. рублей – это капля в море (всего лишь 0,8%).  А для рыбной отрасли – громаднейшие деньги.

«Предлагаю все деньги, полученные от крабовых аукционов, направить на финансирование научных целевых программ. И речь идет не только о подготовке прогнозов, но и о реализации промысловой разведки, проведении целевых прикладных исследований по технике промысла, переработке продукции, подготовке кадров, формировании материально-технической базы. Ибо эти 125 млрд рублей – это по 34 млн ежедневных «вливаний» в науку на протяжении 10 лет», – озвучил свое предложение Георгий Мартынов.

Каждый рыбак – браконьер, но не каждый браконьер – рыбак

Из озвученных нововведений, проектов и планов стало ясно: рыбодобывающая отрасль не стоит на месте, развивается. Может и не теми темпами, как хочется, но не в стагнации – это точно. В общем, рыбаки повзрослели, предприятия стали социально ответственными. Но развитие отрасли не может происходить без изменения законодательных норм, по которым работают контролирующие органы.

«На многих совещаниях российский премьер Дмитрий Медведев неоднократно говорил об этом. Но такое впечатление, что наши контролирующие органы остались где-то в 90-х годах и потенциально в каждом рыбаке видят браконьера, который нацеливает свои взгляды и возможности не на развитие предприятия, а на осуществление браконьерского промысла», — сказал президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов. Он привел массу примеров, которые ярко показывают взаимоотношение контролирующих органов и рыбаков, когда по надуманным условиям возбуждаются административные дела.

От Сахалина планируется инициировать изменения законодательства о континентальном шельфе и экономической зоне и исключить требование о присутствии должностного лица пограничного органа при перегрузах, сообщил руководитель АРСО. Это норма избыточна, ведь в дальнейшем уловы и продукция все равно проходят оформление в порту; получается, что это барьер для законопослушных рыбаков, которые соблюдают законы.

«Когда вносим предложения, то чиновники определенного ведомства говорят: надо трактовать только так, а не иначе. Порой приходится вручную разруливать такие моменты. Но последнее время пытаемся влиять на данную ситуацию и вносим формулировки без двоякости, чтобы у чиновников оставалось все меньше и меньше вопросов по тому, как трактовать тот или иной закон», — добавил заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству Петр Савчук, приведя пример о внесении изменений в закон по аквакультуре.

Чистая математика

В постановлении Правительства прописаны требования к инвестиционным объектам — крупно- и среднетоннажным судам, различным типам фабрик. На севере России они ориентированы на производство филе из антарктической трески и пикши.

«Всем инвестиционным объектам, а сегодня в работе 25 рыбопромысловых судов различных типов и 12 рыбоперерабатывающих заводов, в соответствии с требованиями правительства в  30-дневный промысловый период необходимо произвести 200 тысяч тонн из атлантической трески и пикши. С учетом переводного коэффициента рыбакам необходимо выловить 600 тысяч тонн трески и пикши. Россия в Северной Атлантике не определяет общедопустимые уловы, работаем в зоне конвекционных уловов или в зонах иностранных государств. И определяется ежегодная квота России. На сегодня национальная квота по атлантической треске и пикши составляет 380 тысяч тонн.  Отсюда вопрос – так будет госплан по объектам или речь идет о добавках, которые получили эти объекты.  Или просто достаточно 20 дней в году делать филе, а потом самому решать», – вопрошает Председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Северного бассейна Валентин Балашов.

Если сейчас суда за путину ловят по 50-100 тонн атлантической трески, то вряд ли на таких показателях можно быть конкурентоспособным. Уже есть предположения, что квоты на этот вид могут быть на уровне 20 тысяч тонн. Кто будет участвовать в конкурентной борьбе?

Волнует председателя правления и вопрос растаможки судов, которые проходят ремонт и модернизацию за рубежом. Ведь государственные люди выступают за запрет на работу в российской экономической зоне судов иностранной постройки. Если это состоится, то это затронет не только север России, но и Дальний Восток. И это радикально отразится на отрасли.

«Образ будущего настораживает. Российская рыбная отрасль, которая еще в 80-е годы ХХ века была практически лидером мирового рыболовства не только в объемах, но и в технологиях. Организационных процессах, сейчас уже не на таком высоком уровне. Нигде в мире нет никаких обременений ни ставками сбора, ни принудительными мерами, надо очень аккуратно сделать анализ»,-  считает Валентин Балашов.

Интерес иностранцев.

Участие в форуме приняли представители 13 иностранных государств. Например, Исландия рассматривают возможности для участия в программе модернизации дальневосточного рыболовного флота и прибрежной переработки, проводимой в рамках программы распределения инвестиционных квот. Никарагуа готова использовать технологии российской перерабатывающей отрасли у себя в стране и привлечь для обмена опытом российских специалистов. У корейских компания ставка на программу «Девяти мостов» — сотрудничество в самых разных областях. в т.ч. и рыбопереработке, и участии в биржевой торговли рыбопродукцией. Латвия предлагает современные технологии рыбопереработки. Япония – это переработка, интересные технологии (например, использование низких температур, но продукт не замерзает и не вымораживается), а также покупка российской продукции и участие в аукционах.

Под стук колес

Выловить рыбу и переработать – это только одна сторона медали. Необходимо еще доставить продукцию к потребителю. Но операторы, занимающиеся железнодорожными перевозками, сетуют – база есть, а рыбаки не спешат использовать возможности.

Операторы и РЖД выполнили требования рынка. На обновление парка и инфраструктуры вложено около 10 млрд. рублей. Средний возраст рефконтейнеров в России – 8 лет, около 20% парка — менее 4 лет, хотя в мире этот срок исчисляется 12 годами. Кроме того, увеличен и парк подвижного состава. Сейчас мощности перевозки рыбопродукции с Дальнего Востока превышают 1 млн. тонн в год.

«Операторы сокращают сроки перевозок с 3 недель до двух,  а рыбаки выбирают 2-месячную доставку морем, т.к. это дешевле, цена стабильная по году, нет сезонности и клиент не платит за хранение на складе. Операторы снижают стоимость перевозки, а рыбаки уходят на автомобили. Здесь можно менять пункты назначения на маршруте без особых проблем. Плюс задействованы местные ветврачи, что тоже снижает процедуру без дополнительного контроля со стороны Росельхознадзора, который обязателен при отправке груза железнодорожным транспортом», — отметил президент АСОРПС Михаил Синёв.

С 2009 года во Владивостоке цены на минтай выросли примерно на 40%, а на горбушу 4 раза. И транспорт здесь ни при чем. Доля транспортной составляющей около 8% у горбуши и 12% у минтая. И она из года в год – не меняется.

Сезонная неравномерность – тоже «головная боль». То рыбаки везут рыбу, то не везут и составы стоят. «Попытки договориться с рыбаками о годовых контрактах ни к чему не привели. Тарифы будут конкретными по сравнению с другими видами подвижного состава только при перевозке груза на дальние расстояния при 100-процентной обратной загрузке. Тариф на порожний рефконтейнер сегодня выше тарифа на груженый. В низкий сезон перевоза рыбы они не используются под другие продукты, а просто простаивают на Дальнем Востоке в ожидании погрузки, что влечет дополнительные расходы на содержание у операторов. Ситуацию можно выровнять только ритмичным круглогодичным поставками от прямых производителей и переработчиков продукции для внутреннего потребления в торговые сети в центральные регионы России. Операторы продолжают вырабатывать ресурс закупленного подвижного состава, об инвестициях говорить не к месту», — считает Михаил Синёв.

В цепочке логистики рыбопродукции имеем три основных участника, которые обязаны согласовывать позиции для вывода ситуации из тупика. Перевозчик в лице РЖД может снизить тариф в рамках тарифного коридора, но остальные участники для этого должны подтвердить объемы. Операторы могут снизить ставки для грузоотправителей, если получат обозначенную выше скидку от перевозчика. Но сами операторы не могут обещать перевозчику гарантированные объемы с увеличением. В конце цепочки стоит грузоотправитель, который может получить сниженные в течение всего года ставки. Но он должен дать гарантию на объемы остальным участникам логистического процесса. Но почему-то не дает.

«Ассоциация операторов рефрижераторного подвижного состава готова выступить площадкой для выработки совместного решения по прозрачному ценообразованию, подкрепленному соответствующими объемами. Росрыболовство может консолидировать рыбаков для решения обозначенных проблем», — озвучил предложение Михаил Синев.

По итогам работы XIV Международного конгресса рыбаков будет разработан проект резолюции. Он будет направлен всем участникам конгресса.  А потом документ ляжет на стол в соответствующие министерства и ведомства.

P.S.  Пока озвучивались планы по строительству судов и при влечении иностранных специалистов, работники Дальневосточного судостроительного завода «Звезда» вышли на митинг. Причина: большая часть трудового коллектива переведена на неполный режим рабочего времени по причине недозагруженности производственных мощностей из-за временного отсутствия госзаказа. Рядом на подряде работает «Китайская компания коммуникаций и строительства», где обычный каменщик на руки получает около 150 тысяч рублей. Почему вместо местных специалистов привлекли иностранных, история умалчивает.

В Счетной палате назвали сумму недополученной прибыли в ближайшие три года. Подборка интригующих новостей, подписывайтесь в Яндекс Новости
Яндекс.Метрика